Фидий

Фидий, сын Хармида, происходил из семьи, в
которой вместе с культом Афины Эрганы по наследству передавалась и
разносторонняя разработка искусства.

Сам
Фидий сначала изучал живопись и лишь позже
переключился исключительно на искусство ваяния. В молодом возрасте
Фидий отправился в Пелопоннес, где царствовал тогда мир, для того
чтобы полностью посвятить себя искусству. По возвращении он очень
быстро стал одним из известнейших художников и уже во главе прочих
работал над выполнением памятников в честь героев Марафонского
сражения. В ту же пору из мастерских Фидия вышел металлический
колосс Афины-воительницы, который был установлен в западной части
Акрополя.

Фидий был не только великим мастером в пластике,
богатый изобретательностью, он был замечательно умным человеком,
живо принимавшим участие в движении современной образованности.
Таким образом, совсем понятно, почему этот человек вошел в виды
Перикла;
Фидий имел в себе силы и знания выполнить не
просто одиночный заказ, а руководить обширными предприятиями
такими как, например возведение Парфенона.

Поэтому именно Фидию было поручено общее руководство работами при
восстановлении храмов Акрополя.
Фидий ко всему прочему умел руководить другими
художниками; при этом он никогда не умолял их славы и присваивал
себе их собственные заслуги.

После возведения
Парфенона
Фидий был заслуженно признан первым художником в
Греции.
Афины стали признаными
гегемонами в области искусства, так что даже иноземные
государства, обыкновенно ни в чем не хотевшие уступать Афинам,
обращались туда с заказами на строительство священных храмовых
комплексов.

Так, например, сам
Фидий помогал даже мегарийцу Феокосму при
сооружении им статуи Зевса, его ученики работали в Пелопоннесе и
Беотии (Фразимед в Коронее и Колот в Киллене). Афинские художники
призывались в Дельфы для того, чтобы лепными сюжетами украсить
фронтоны святилища Аполлона, а власти Элиды, которые заботились о
пелопонесском союзном святилище, призвали Фидия в Олимпию для
выполнения величайших из заказов, которые наряду с Парфеноном
сделали его имя бессмертным.
Фидий принял приглашение и перебрался в Олимпию
вместе со своим братом и учениками.

Как в Парфеноне, так теперь и в Олимпии, надо было с помощью всех
средств искусства, золота, драгоценных камней, слоновой кости,
черного дерева и ярких сочетаний красок создать изображение
божества, которое служило не для поклонений, а как грандиозный
предмет созерцания, как священный дар Зевсу.

Статуя Зевса, которую создал
Фидий, была колоссальных размеров. Для нее любой,
даже самый громадный храм казался бы слишком тесным помещением.

После завершения работ приближенные Фидия остались в Элиде и
получили там в потомственное владение почетную должность –
поддерживать постоянно в порядке статую Зевса. Сам же
Фидий, увенчанный беспримерной славой, вернулся в
Афины.

В Афинах в этот момент противники Перикла искали всякую малую
возможность, чтобы досадить Периклу. Не имея возможности открыто
нападать на Перикла, они избрали целью своих атак его друзей и
ближайшее окружение.

По окончании строительства
Пропилей
Перикл должен был предоставить отчет о суммах, израсходованных на
постройки в
Акрополе, и этот повод
был выбран его противниками как повод для нападок. Одного
второстепенного художника по имени Меноп подговорили сесть у
подножья базарных алтарей, как это делали те, кто отдавал себя под
покровительство общины, для того, чтобы без опасности для себя
иметь возможность предъявить обвинение должностным лицам. Он и
обвинил Фидия в удержании части золота, порученного ему для выдела
плаща Афины. Интрига провалилась, так как по совету Перикла,
золотой плащ был нарочно устроен таким образом, чтобы мог быть
легко снят. Плащ сняли, перевесили, и он оказался полновесным.

Но партия противников не остановилась на этом. После этого
последовало новое обвинение, а именно обвинение в безбожии. В
битве амазонок, изображенной на щите Афины Парфены, были найдены
две фигуры, черты которых напоминали Фидия и Перикла. Самого себя
художник изобразил в виде лысого старца, поднимающего обеими
руками обломок скалы; Перикла же он изобразил в изящном образе
метателя копья, закрывавшего рукой половину лица, но и в таком
виде сходство было поразительным. В этом было усмотрено
оскорбление святыни храма,
Фидий был обвинен в богохульстве и заключен в
тюрьму. Не выдержав свалившихся на него испытаний, Фидий, который
к этому моменту был в преклонных летах, умер.

Так закончилась жизнь одного из самых лучших граждан Афин, который
сделал для бессмертной славы города намного больше своих
современников, получивших за лживые доносы награды и звания
благодетелей города.

Но и после смерти Фидия недоброжелатели Перикла не успокоились.
Напротив, они стали распространять слухи о том, что будто бы сам
Перикл подослал убийц, чтобы избавится от своего друга и тем самым
прекратить неудобное для него следствие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *